Сцилла: пролеска сибирская, фото, виды

История персонажа

Персонаж греческой мифологии, морское чудовище. На пару с монстром Харибдой расправлялась с моряками, которые вынуждены были проплывать между. Знаменита трактовка чудовищной Сциллы, данная древнегреческим поэтом Гомером в «Одиссее». Однако есть и другие варианты истолкования этого образа. Различные источники дают Сцилле разную родословную.

История происхождения

Чаще всего персонажа называют дочерью морского хтонического божества, бога чудес и бурного моря Форкия и Гекаты, хтонической богини лунного света и колдовства. Есть варианты, согласно которым Сцилла — дочь бога Тритона, вестника глубин, и ведьмы Ламии. Возможно, она отпрыск двух других чудовищных созданий — полуженщины-полузмеи Ехидны и великана Тифона, который олицетворяет огненные силы земли. Счастье быть родителями Сциллы приписывалось также верховному богу морей Посейдону и богине земли Гее.

Некоторые авторы описывают Сциллу как красивую девушку. Морской бог Главк искал любви Сциллы, в то время как к нему самому испытывала любовный интерес волшебница Кирка. Приревновав к Сцилле, волшебница отравила воды в том месте, где девушка привыкла купаться. Из-за слитых в воду волшебных снадобий Кирки героиня после очередного купания превратилась в свирепого зверя. Прежде красивое, тело Сциллы стало уродливым и покрылось собачьими головами.

Есть версия, согласно которой Сциллу приревновала к богу Посейдону богиня Афродита, но в остальном детали легенды сходятся.

Есть и рационалистические истолкования. Согласно одному, Одиссей в опасном проливе спасался не от чудовищ, а от преследователей-людей. Сцилла здесь превращена в быстроходный корабль-триеру тирренцев. Еще один автор изображает Сциллу как красивую гетеру, которая жила на острове. При гетере крутились прихлебатели и прочий сброд, который развлекал хозяйку. Вся эта компания завлекала и разоряла мимо проплывающих чужеземцев. То есть, фигурально выражаясь, «поедала» тех.

Существующее до сих пор в литературном языке выражение «между Сциллой и Харибдой» означает человека, попавшего в ситуацию, когда ему со всех сторон грозят неприятности. Когда избавившись от одной проблемы, человек неминуемо сталкивается с другой.

Сцилла в мифологии

Сцилла выглядит как громадное чудовище с шестью головами на змеиных шеях и со змеиным или рыбьим хвостом. По другой версии, верхняя часть тела Сциллы выглядит женской, а нижняя — собачьей, а вместе с чудовищем живут шесть собак, которых Сцилла родила.

В гомеровской поэме «Одиссея» Сциллу изображают в паре с Харибдой – морским чудовищем, которое представляет собой то ли монстра, то ли громадный опасный водоворот. Харибда трижды в день жадно поглощает и извергает морскую воду, выбрасывая назад то, что прежде в себя засосала.

Благодаря этой особенности смерти в пасти Харибды смог избежать Одиссей, который столкнулся с этим водоворотом дважды. Во второй раз — когда по воле разгневанного Зевса буря уничтожила одиссеев корабль, а трупы команды разметала по морским просторам. Одиссея, который успел прицепиться к мачте и поэтому не погиб, ветром отнесло к Харибде.

Водоворот разверзался под скалой, и над ним к воде спускались ветви смоковницы. Одиссей успел ухватиться за них, когда обломки корабля начало затягивать в водоворот, и провисел так долгое время, пока Харибда не перешла в стадию «извержения» и не выплюнула обломки. Тогда царь Итаки отпустил смоковницу, упал на обломок корабля и выбрался из водоворота верхом на нем.

Сцилла живет в морском проливе на скале, а Харибда обитает на расстоянии полета стрелы от нее, под другой скалой. Люди, проходящие этот пролив на кораблях, оказываются в громадной опасности между двумя кровожадными чудовищами. Так, Сцилла сожрала часть команды Одиссея, когда царь Итаки пытался вернуться домой из-под Трои.

Корабль Одиссея шел тесным проливом, когда царь увидел, что с одной стороны им грозит водоворот Харибда, который жадно поглощает морскую воду, а с другой — многоголовая Сцилла. Одиссей рассудил, что если пройти ближе к Харибде, то корабль затянет в водоворот и погибнет весь экипаж. Если же обойти водоворот и пройти ближе к Сцилле, то погибнет только часть команды. Корабль пошел мимо Сциллы, монстр сцапал и сожрал шестерых спутников Одиссея, а остальные вместе с кораблем благополучно миновали ужасный пролив.

Древние авторы пытались привязать место обитания этих двух мифологических чудовищ к реальным географическим локациям. Так, считалось, что Сцилла и Харибда живут в Мессинском проливе между островом Сицилия и Калабрией. Местом обитания Харибды считали сицилийскую часть пролива, чудовищный водоворот «жил» там под Пелорским мысом. Сциллу же «поселили» на противоположном мысу, который так и назывался — Scyllaeum promontorium, «мыс Сциллы».

Разумеется, реальный Мессинский пролив не был таким уж опасным местом, населенным фантастическими чудовищами, которые угрожали бы проходившим по проливу кораблям. Это несоответствие повлияло на трактовку образов Сциллы и Харибды. Первую стали считать скоплением остроконечных скал, а вторую — обыкновенным водоворотом.

У Гомера обиталище Сциллы выглядит следующим образом: зловещая скала, утопающая в вечном сумраке и затянутая темными облаками, которая остроконечной вершиной уходит в небо. Забраться туда невозможно, потому что скала необыкновенно гладкая и крутая. В скале есть пещера, расположенная на такой высоте, что стрелы не долетают до. Ужасная Сцилла обитает в этой пещере и оттуда оглашает окрестности чудовищным лаем и визгом. Имя Сцилла в переводе с греческого означает «Лающая».

Сама Сцилла у Гомера выглядит как косматый монстр о двенадцати лапах и шести головах на длинных гибких шеях. Лапы у Сциллы были спереди и двигались, а в каждой пасти сверкали три ряда острых зубов. Выслеживая добычу, Сцилла высовывала из пещеры головы и грудь и озирала окрестности.

В ожидании вкусных мореплавателей чудовище шарило длинными лапами по ближайшим поверхностям и вылавливало морскую живность — тюленей и дельфинов, которых пожирало. Рацион Сциллы разнообразили проходящие мимо корабли, где чудовище могло сцапать разверстыми пастями или лапами шестерых моряков одновременно.

Сцилла описывается и у других древнегреческих и древнеримских авторов. Вергилий сообщает, что сцилл было несколько, и те вместе с другими чудовищами населяли окрестности Тартара — глубочайшей бездны, которая находится под царством Аида.

Сцилла и Харибда упоминаются в мифах об аргонавтах и Энее. Ясон и аргонавты благополучно миновали Харибду, и в этом им помогла морская нимфа Фетида. А герой Троянской войны Эней, которому предстояло пройти узким проливом между Сциллой и Харибдой, как все правильные герои, предпочел пойти в обход, и вовсе не стал соваться в опасное место.

Экранизации

Чудовище Сциллу можно увидеть в двухсерийной экранизации гомеровского эпоса «Одиссей» режиссера Андрея Кончаловского. Фильм вышел в 1997 году и получил премию «Эмми» за лучшую режиссуру и спецэффекты, так что на многоголовую Сциллу и зубастую Харибду там стоит посмотреть.

Источник: https://24smi.org/person/3889-stsilla.html

Сцилла

(Scylla, Σχύλλα). Высокая скала, выдающаяся в море между Италией и Сицилией; в пещере этой скалы, как рассказывает Гомер, жила Сцилла, страшное чудовище с шестью головами на длинных шеях, с тремя рядами острых зубов в каждой пасти, с двенадцатью ногами и лающая, как собака. Напротив Сциллы жило чудовище Харибда под огромным фиговым деревом. Между Сциллой и Харибдой проход был чрезвычайно узок и опасен, и мореплавателям весьма трудно миновать Сциллу, чтобы не попасться Харибде. Эти два чудовища суть не что иное, как поэтическое выражение двойной опасности, ожидавшей, при прохождении через Сицилийский пролив, мореплавателей, которые легко могли или разбиться о подводные камни, или погибнуть в водовороте.

(Источник: «Краткий словарь мифологии и древностей». М.Корш. Санкт-Петербург, издание А. С. Суворина, 1894.)

.

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_myphology/1120/%D0%A1%D1%86%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D0%B0

Чтобы избавить жизнь от страданий, необходимо лекарство.

Но яд от лекарства отличает лишь доза. Это известная мысль Теофраста Парацельса.

Парацельс, который был одновременно и великим медиком, и ученым, и алхимиком, писал: «Во всем есть яд, ничто не существует без яда. Это зависит только от дозы — является ли вещество ядом или. Я отделяю то, что является эффективным в качестве эликсира, и предписываю его в правильной дозе. В данном случае рецепт выполнен правильно. То, что служит на пользу человеку, не является ядом».

О том, какая доза является правильной, Парацельс писал так: «К тому, что вы называете дозировкой, должна применяться тайна огня. Как можно взвесить количество огня, которое необходимо, чтобы уничтожить кучу дров или дом? Это нельзя взвесить! Однако вы знаете, что достаточно маленькой искры, чтобы поджечь лес, маленькой искорки, которая совсем ничего не весит. Точно так же, как искра действует на дрова и становится большой или маленькой в зависимости от количества дров, точно так же вы должны поступать с лекарственными средствами. Но кто мог бы указать точный вес для этого? Никто

В этих словах Парацельса – ключ к пониманию психологических процессов. Насколько большое разгорится пламя, зависит не cтолько от величины искры, сколько от количества дров, от того, насколько они хорошо просушены, есть ли горючее, не идет ли дождь, нет ли ветра и каков он, ведь маленький ветер помогает пламени разгореться сильней, а большой ветер пламя тушит. Каким будет следствие, зависит от всех обстоятельств, а не только от причины, взятой отдельно от всего остального, как сферический конь в вакууме. Самая крошечная искра обладает потенциалом устроить пожар, если для этого есть благоприятные условия, но и сотни коробков спичек не хватит для костра, если условия иные.

Тайна огня, о которой упоминал Парацельс, заключается еще и в том, что самое благоприятное для человека – огонь, то, без чего ни выживание его, ни эволюция были бы невозможны, является так же и самым опасным при неправильном с ним обращении. Благодаря небесному огню, Солнцу, возникла жизнь, но та же огненная энергия, содержащаяся в атоме, способна эту жизнь уничтожить. Таким образом, Парацельс хотел подчеркнуть, что ничто не является злом или добром, будучи взято безусловно и безотносительно, все является полезным и вредным лишь к контексте индивидуальных условий.

Хочу представить вам двух алхимических чудовищ, Харибду и Сциллу, знакомство с которыми способно пролить свет на большинство загадочных явлений человеческой психики. Два этих страшных монстра при понимании их природы способны стать друзьями человека, помочь ему подключать и прокачивать ресурсы, интегрировать эго, трансформировать свой свинец в золото. Однако, в случае, если человек не сумеет найти баланс в отношениях с ними, каждое из них может его погубить.

Прошу любить и жаловать: Харибда и Сцилла.

 

Первая управляет процессами слияния, вторая – разделения. Оба процесса очень важны для жизни, оба могут привести к смерти.

Харибда (аддикция)

В греческой мифологии, например, у Гомера, Харибда – это морское чудовище, от которого богиня Цирцея предостерегает Одиссея, более, чем от всех иных опасностей. Также Харибда упоминается разными авторами в описании путешествия Ясона и других аргонавтов.

Позднее Харибду некоторые стали считать дочерью Геи и Посейдона, но скорее она является титанидой.

Чаще всего Харибда изображалась в виде морского водоворота, поглощающей пучины.
В психоалхимии Харибда как чудовище – олицетворение аддикции, то есть болезненной страсти, которая затягивает человека в мощное кольцо, лишая его сил к сопротивлению.
Очень важный символ для понимания аддиктивных тенденций – смоковница, которая, согласно Гомеру, пышно растет на скале, под которой обитает Харибда.

Смоковница, она же инжир и фиговое дерево, имеет богатый ассоциативный ряд в мифологии. Фига (кукиш) – символ половых органов, фиговым листом Адам и Ева прикрыли свою наготу после грехопадения, то есть плод с древа познания добра и зла, скорее всего, был именно инжиром, а не яблоком или гранатом. Смоковница по некоторым источникам это — «перводерево», а в Новом завете это — дерево, проклятое Христом перед казнью. Так или иначе, во всех надежных источниках это — образ сексуальности, любви-страсти, чувственного удовольствия, иногда пьянства.  Можно сказать, что Харибда как символ аддикции располагается рядом с символом кайфа, что совершенно логично.

Кроме того, смоковница называется «древом с грудями многими», что отражается в образе многогрудой Артемиды Эфесской.

Богиня Артемида, сестра-близнец Аполлона (Солнца), имеет две несовместимые ипостаси: девственница-охотница и покровительница брака и родов.

Сцилла (фрустрация)

Именно две ипостаси богини, в своем крайнем проявлении, отражены в символах Харибды и Сциллы. Чудовища – крайние точки полюсов, а божественное проявление качеств – в золотой середине.

Ближе к полюсу Харибды – многогрудая Артемида, символ слияния, соединения, синтеза.

Ближе к полюсу Сциллы – девственная, воинственная Артемида, символ сепарации, разделения, анализа.

Именно сбалансированное чередование слияния и сепарации дает в итоге интеграцию.
Крайняя степень слияния, не сбалансированного сепарацией, приводит поток энергии к аддикции, крайняя степень сепарации, не сбалансированной слиянием, приводит поток к фрустрации.

 

В психоалхимии Сцилла означает противоположное аддикции явление – фрустрацию.
Фрустрация – это сложное понятие, которое в психологии противопоставляется гратификации, то есть вознаграждению. Отсутствие вознаграждения – это фрустрация. Когда затраченные усилия не приводят к желаемой награде, человек испытывает разочарование. Но само чувство разочарования может не вести к фрустрации. Фрустрация влечения – это именно отказ от последующих действий в этом направлении.

Зигмунд Фрейд считал, что именно фрустрация (хотя он рассматривал лишь один из видов фрустрации Versagung — запрет) лежит в основе агрессии, другой известный исследователь фрустрации СаулРозенцвейг делил фрустрацию на множество видов. Однако, энергетически все описания фрустрации, как бы они ни были противоречивы, сводятся к одному: поток энергии, который человек направляет к какой-то цели, натыкаясь на преграду, резко или постепенно блокируется. Именно это важно для понимания психоалхимического процесса. Будет человек испытывать сожаление, унижение или гнев, или вытеснит негативные эмоции как Лиса в басне и решит, что недоступный ей виноград просто зелен, или даже вытеснит само воспоминание о потребности, будет зависеть от психики человека и от тех защитных механизмов, которые находятся в ее распоряжении. Несомненным остается лишь одно: в результате фрустрации потребность прекращает восприниматься как актуальная, что с точки зрения теории ресурсов означает отказ от подключения к данному ресурсу.

Таким образом, если аддикция (Харибда) – это влечение, которое достигло неконтролируемой и поглощающей силы, то фрустрация (Сцилла) – это блокировка влечения: страх или отвращение. В начальном, относительно безопасном проявлении аддиктивность выражается как страсть, а фрустрированность – как безразличие. Однако, достигая своего максимума, то и другое превращаются в опасных чудовищ. Аддикция поглощает личность, а фрустрация во всех сферах приводит к невозможности получить энергию, как следствие к депрессии и суицидальным попыткам.

Согласно мифу о происхождении Сциллы, она была нимфой, отвергавшей всех женихов, в которую влюбился царь Главк. Спасаясь от преследований Главка Сцилла превратилась в чудовище с помощью богини Цирцеи, которая то ли пожалела нимфу, то ли приревновала к ней Главка, по-разному в разных источниках. Теперь Сцилла обитает в темной пещере в голой скале, по Гомеру у нее двенадцать хилых ног, шесть тонких шей и шесть собачьих голов с зубами в три ряда, постоянно лающих «как молодые щенки».

Интересно, что Овидий описывает Сциллу иначе, у него это наполовину женщина, наполовину рыба (рыбий хвост вместо нижней части тела символизирует блокировку чувственности, фригидность, холодность) опоясанная лающими собачьими головами. Этим образ Сциллы идентичен изображениям Артемиды-охотницы, которая появлялась в окружении своры собак, буквально была опоясана собачьими головами. Эта ипостась Артемида оставалась девственной, как и Сцилла, выбравшая стать чудовищем, нежели вступить в брак.

«Тайна огня»

Основной алхимический принцип обращения с Харибдой и Сциллой, звучит на латыни как «Incidis in Scyllam cupiens vitare Charybdin», то есть «натыкаешься на Сциллу, желая избежать Харибды». Это значит, что человек, пытаясь контролировать свои страсти, лишается энергии и впадает в апатию, низкоэнергетическое состояние, депрессию. Однако, это не значит, что страсти нужно довериться, в этом случае есть опасность сгинуть в ее водовороте.

Кажется, что принцип баланса – найти ту меру взаимодействия Сциллы и Харибды, то идеальное расстояние между одной и второй скалой, где энергии было бы достаточно много, но она подчинялась бы разуму. Над поиском такой меры люди бьются всю свою жизнь, иногда теряя силы и уступая одному или другому монстру. Они ищут ту самую дозу каждого яда, о которой говорил Парацельс.

Но вспомним его «тайну огня».

Сила пожара зависит не от веса искры огня, а от количества дров и от того, как эти дрова просушены. Реакция системы зависит не столько от того, что мы вносим в нее, сколько от самой системы.

От личности зависит, будут ли Харибда и Сцилла страшными монстрами или это будут две сестры — богиня плодородия, помогающая человеку растить сладкие плоды, и богиня охоты, увлекающая его в погоню за дичью. Пока алчущая пасть Харибды и собачьи головы Сциллы делят между собой тушку слабого и инфантильного человека, сильная и взрослая личность общается не с враждебными чудовищами, а с дружелюбными богинями.

Как же получается такая разница?

Эту разницу много раз иносказательно описывали алхимики в своих трактатах о Делании и о Работе, а философ-суфий и замечательный психолог Георгий Гурджиев рассказал почти прямолинейно. Инфантильного человека Гурджиев описывал как механическое существо, раздробленное на интеллект, эмоции, тело, не имеющее единого центра, не обладающее самосознанием. Он говорил, что такой человек ничего не «делает» с ним все «делается&#187. Ему только кажется, что он поступает сам, на самом деле с ним все происходит, он все время является лишь приложением чужих сил, средством, следствием внешних причин.

Центр активности находится не внутри такого человека, а снаружи. Сам он пассивен, даже если кажется активным (такую активность, вызванную извне, Виктор Франкл предложил называть реактивностью в отличие от проактивности — активности, вызываемой изнутри, самим человеком). Собственная активность такому человеку лишь кажется и если он будет внимательно за собой наблюдать, он заметит, что постоянно подчиняется эмоциями и мыслям, которые вызываются извне.  Только когда у такого человека разовьется центр самосознания, он начнет постепенно делать что-то сам, а не подчиняться влиянию других сил и чужих действий.

Этимология слова «пассивный» проливает свет на тайну Харибды. Родственным этому слову на латыни является слово «страсть» (пассия) и слово «страдания&#187. Пассивный — значит страдательный, подчиняющийся страсти, не обладающий собственной волей. Харибда легко поглощает страстных, пассивных, не имеющих собственной воли людей. Если же такой человек решит убежать от Харибды, он окажется в пасти у Сциллы, поскольку лишится энергии, его страсть иссякнет вместе с жизненной силой, ведь он существует только за счет внешнего потока, которым не может управлять.

В мифе Одиссей плывет по течению, то есть пассивно подчиняется внешнему потоку. Он не имеет своих опор под ногами в виде земли, его несет вода, и лишь милость и симпатия богинь помогает ему кое-как уходить от неприятностей. Образ Одиссея символизирует  формирующуюся личность, которая не обрела еще собственной устойчивости. «Одиссея» — это описание инициации, путь, который проходит обычный смертный (механический человек) до героя-полубога (делателя, интегрированной личности).

Если непробужденная личность пассивно следует страсти, поток увлекает ее в пасть Харибды. Если такая личность сопротивляется страсти, она оказывается в холодной пещере Сциллы. Пока личность плывет в чужом потоке, не имея почвы под ногами, она будет разрываться между двумя монстрами.

Но умозрительно самосознание не развивается.  Только в процессе деятельности. Если личность решит создать свой собственный остров-Я в этом океане, она должна будет собрать его из круга ресурсов и каждый сантиметр собственной «земли» прокачать и слепить по крупицам самостоятельно. Когда она обретет личную территорию и построит на ней свой собственный град, она может возвести там храм для богини плодородия и охоты. В этом случае и Сцилла, и Харибда станут ей верными помощницами.

© Марина Комиссарова

Facebook

Вконтакте

Одноклассники

LiveJournal

Источник: http://psychoalchemy.ru/scylla-i-charibda/

Сцилла (Σκύλλα) или Скилла, в греческом мифотворчестве ужасное морское чудовище, жившее в пещере на крутой скале узкого пролива и вместе с Харибдой губившее проплывающих мореходов и их корабли. Скала Сциллы высоко подымалась острой вершиной до неба и вечно была покрыта темными облаками и сумраком; доступ к ней был невозможен вследствие ее гладкой поверхности и крутизны. Посредине ее, на высоте, недосягаемой даже для стрелы, зияла пещера, обращенная темным жерлом на запад: в этой пещере обитала страшная Сцилла.


Главк и Сцилла, 1582, Бартоломеус Шпрангер

Без умолку лая (Σκύλλα, в переводе означает лающая), чудовище оглашало окрестности пронзительным визгом. Спереди у Сциллы было двенадцать лап, на косматых плечах подымалось шесть длинных гибких шей, и на каждой шее торчало по голове; в пасти у нее сверкали частые, острые, расположенные в три ряда зубы. Вдвинувшись задом в глубь пещеры и выставившись грудью наружу, она всеми головами выслеживала добычу, шаря лапами кругом по скале и вылавливая дельфинов, тюленей и других морских животных.

Когда проходил корабль мимо пещеры, Сцилла, разинув все пасти, разом похищала с корабля по шесть человек (Гомер, Одиссея, XII 85-100, 245-250). В таких чертах Сциллу обрисовывает Гомер. Что же касается генеалогии Сциллы, то Гомер называет ее матерью нимфу Кратеиду, дочь Гекаты и Тритона. В других мифографических источниках Сцилла считается дочерью Форкиса и Гекаты или Тритона и Ламии, или Тифона и Ехидны, или Посейдона и Кратеиды. В послегомеровских сказаниях Сцилла иногда представляется красивой девушкой. Овидий рассказывает, что вначале Сцилла была прекрасной нимфой. Все дни она проводила в море с подругами, каждый раз отвергая предложенную ей любовь.

Однажды в нее влюбился морской бог Главк, причем волшебница Цирцея, которая сама пленилась Главком, из ревности к Сцилле изуродовала ее красивое тело, обратив нижнюю его часть в ряд собачьих голов (Овидий, Метаморфозы, XIII 730-737; 900-968).


Сцилла и Харибда, Роджер Пейн

По другому сказанию, это превращение красавицы в чудовище было совершенно Амфитритой, которая, заметив, что Посейдон прельстился красотой Сциллы, решила таким способом отделаться от опасной соперницы. За похищение герионовых быков у Геракла Сцилла была убита последним, но снова возвращена к жизни Форкисом. У Виргилия упоминается несколько Сцилл, которые в числе других чудовищ населяют преддверие Тартара. В произведениях искусства Сцилла изображалась в виде чудовища с собачьей головой и двумя дельфиньими хвостами или с двумя головами страшилищ и дельфиньим хвостом.

Географически местопребывание Сциллы и Харибды приурочивалось древними к Мессенскому проливу, причем Харибда помещалась в сицилийской части пролива под Пелорским мысом, а Сцилла на противоположном мысе в Брутии, близ Регия, носившем в историческое время ее имя (по-гречески Σκύλλαιον, по латински Scyllaeum promontorium). При этом обращает на себя внимание несоответствие фантастического описания сказочного опасного пролива у Гомера с действительным характером Мессенского пролива, который представляется далеко не столь опасным для мореплавателей.

Источник: http://godsbay.ru/hellas/szilla.html

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Палисадник
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: